Solus Christus


Модели веры

Бенгт Хегглунд

 

IV. Провидение и предопределение

1. Провидение - продолжение творения

В Евр. 1:3 мы находим удивительные слова о том, что Христос "держит все словом силы Своей". Это значит, что слово, которым Бог сотворил мир, также является силой, поддерживающей и сохраняющей мир и то, что есть в нем. Сотворение - это не только событие в начале времени, но постоянно продолжающаяся деятельность,  в которой есть основание сохранения и развития творения. Догматика обычно называет это Божиим "провидением", хотя это слово само по себе не вполне ясно выражает суть вопроса.

Забота Бога о мире и вещах в нем состоит в сохранении (conservatio), которое можно также назвать продолжением творения (creatio continua). Эта сторона Божия провидения означает Божие присутствие и постоянное влияние на то, что  происходит в мире; с этой точки зрения можно сказать, что как пассивное существование, так и активный ход событий или осмысленных действий предполагает наличие поддерживающей или содействующей силы. Здесь говорится о постоянном воздействии (concursus; influxus continuus). Кроме того, провидение также включает волевое, целенаправленное управление всем происходящим в мире (gubernatio). Ветхозаветное имя Бога (Adonai), которое переводится на греческий язык словом Kyrios, означает "Господь" и указывает среди прочего на власть управления всем творением, которая принадлежит Богу. Сюда относится как власть управлять ходом событий, так и воля вести его к сокровенной и неизвестной конечной цели.

Интересно рассмотреть само употребление выражения "провидение" и его латинского соответствия "providentia".  Собственно говоря, оно указывает лишь на чисто интеллектуальный акт видения или возможность видеть заранее то, что должно произойти. Но в фактическом словоупотреблении его содержание шире; оно включает прежде всего саму заботу о творении. Велись споры о том, подразумевает ли оно лишь имманентные для субъекта акты предвидения и заботы, или также и внешние действия, через которые осуществляется "забота". Обычно, это слово также охватывает и последнее, то есть воздействие "Божия провидения". Вне зависимости от определения термина, существенное содержание учения о провидении включает все приведенные выше аспекты. Это вопросы о сохранении, о власти Бога над событиями и Его активной заботе о человеке, или, используя общепринятые латинские термины - conservatio, concursus и gubernatio.

Conservatio

Можно размышлять о происхождении и исчезновении вещей, об их сохранении и распаде. Тогда обнаружится, что объяснить относительное постоянство вещей, их сохранение в существующих формах, столь же трудно, как и происхождение их во всем многообразии. С одной стороны, это вопрос физики или биологии, но в контексте богословия этот вопрос существует на ином уровне., Даже для понимания языка веры примечательно что современная физика говорит о динамическом микрокосмосе: основными единицами являются скорее силовые поля, чем частицы, они притягиваются или отталкиваются из-за свойственных им сил; все многообразие веществ возникло через сочетания заряженных элементов. Соответствующим образом, античная физика считала, что существование каждой вещи предполагает действующую силу; в существовании вещи заложено взаимодействие между тем, что называли "акт" и "сила" (соответствующие греческие термины "energeia" и "dynamos"). На фоне такого динамического подхода к структуре вещей (учения Аристотеля об акте и силе или описания в категориях современной физики микромира) можно легче, чем на основе механистического восприятия природы, понять часть учения о провидении, которая утверждает, что существует постоянное воздействие (influxus continuus) Божией творческой силы для сохранения и развития вещей в соответствии с их природой.

Конечно, это не следует понимать так, будто в раннем богословии  силу Божию, поддерживающую все сущее, воспринимали, как физическую величину, или что нам следовало бы так ее воспринимать. Тогда бы уже речь не шла о вере в Божие провидение или сохранение. Писание, как уже цитировалось ранее, говорит о том, что Христос "держит все словом силы Своей" (Евр. 1:3) или что "все Им стоит" (Кол. 1:17). Бог повелевает всходить солнцу и произрастать траве (Мф. 5:45; 6:30); Он тот, в котором "мы живем, движемся и существуем" (Деян. 17:28). Из приведенных выше слов ясно, что сохранение является предпосылкой продолжения существования вещей. В своем бытии они зависят от постоянно действующей творческой силы Божией. "Разве мог бы мир устоять хотя бы один миг, если бы Бог лишил его Своего управления ?" - говорит Августин.

Concursus

Всеобщее и непосредственное участие в событии (concursus),  которое предполагается в учении о провидении, совпадает с божественным вездесуществом (omnipraesentia). Это присутствие не пространственное или локальное, поскольку действующая сила действует не наряду со вторичными причинами (causae secundae), а в них и через них. В событии действует непосредственное присутствие, соединенное со всемогущей силой (Кол. 1:17: "все Им стоит"; Пс. 138:5: "Сзади и спереди Ты объемлешь меня"; Деян. 17:28: "Им мы живем, и движемся и существуем").

Можно сказать, что в concursus обобщаются Божие вездесущество и всемогущество (omnipotentia). Это присутствие и сила обусловлены Божией свободной волей; Бог может скрыть Свое присутствие и отказаться от использования Своей силы (Пс. 103:29-: "отнимешь дух их - умирают... пошлешь Дух Твой - созидаются...").  Ко многим возникающим здесь вопросам мы вернемся в следующем разделе при рассмотрении Божия провидения и проблемы зла.

То, что до сих пор говорилось о провидении, было в основном направлено против двух других мировоззрений, а именно, деизма и пантеизма. Первое говорит о том, что Бог возвышен над творением, Он - Создатель природы, но Он не присутствует в ее дальнейшем существовании и не участвует в ходе событий. Второе, пантеизм, приравнивает Бога и природу; природные события идентичны деяниям Бога. Бог становится единым с бытием, со всем сущим, и все сущее становится едино с Богом. Ни в деизме, ни в пантеизме не ставится вопрос о вере в провидение в христианском смысле слова.

Gubernatio

Провидение включает не только описанное общее участие в ходе событий, но и направляющее воздействие, отмеченное Божиим осознанием и намерением (gubernatio). Едва ли можно вообразить нецеленаправленное управление событиями и действиями людей, однако, это не означает, что цель должна быть известна, или что ее можно однозначно описать. Поэтому, невозможно ясно постичь Божие gubernatio  и возникают трудности, когда идея провидения используется для объяснения опыта; ее также нельзя выразить обобщенными формулами. Особенно, эти трудности проявляются, когда веру в Божие провидение нужно связать с переживанием зла, страдания и несчастья. И все же, истинная вера в провидение испытывается и показывает свою силу именно в таких случаях. Далее мы подробнее рассмотрим так называемую проблему теодицеи и вопрос о Боге и зле. Но прежде мы затронем некоторые другие точки зрения по теме "gubernatio" Бога.

а) Обычно различают между событиями, входящими в цепь причинно-следственных связей природы, и событиями, обусловленными волевым действием (naturaliter - libere). В обоих случаях существует цепь причин и следствий, будь то природное событие, или свободное волевое действие.  Божие деяние не является еще одной физической силой или еще одной свободной волей, кроме воли всех людей. Как мы видели, Божие содействие (concursus) - это постоянное влияние, которое входит в действие вторичных причин или свободной воли. Бог управляет обычным ходом событий и поддерживает его, хотя это, казалось бы, иногда противоречит Его воле о происходящем.

Сказанное не означает, что Божие управление идентично ходу событий в мире, как считают приверженцы пантеизма.  Наоборот, предполагается, что Бог может вмешиваться и изменять действие вторичных причин; Он может внести нечто новое в природные или волевые события. Это и происходит в чудесах. То, что мы называем Божиим всемогуществом, есть суверенитет над миром, власть творческого и преобразующего вмешательства, приготовление выходов там, где люди беспомощны. Чудо не обязательно бывает чем-то сверхъестественным в физическом смысле слова. В его основе лежит обычное событие, отмеченное силой Того, кто творит чудо. Различие скорее заключается в тех людях, которые переживают чудо. Чудо становится знамением. Неожиданное и удивительное, оно, казалось бы, на миг открывает дверь в тайны бытия, которые обычно скрыты узаконенным ходом событий. О чуде часто говорят как о прямом вмешательстве Бога, но ничто не препятствует тому, что оно происходит или может произойти с использованием человеческой воли или вторичных причин. Даже обычное событие предполагает содействие той же силы, которая вмешивается в процессе чуда. Вопрос о том, имеем ли мы дело в ходе чуда с событием, которому можно дать естественное объяснение с помощью точных наук и углубленного понимания хода событий, или же оно - результат полностью скрытых воздействий, - это неразрешимый вопрос.  Кроме того, этот вопрос несколько неуместен, так как чудо входит в контекст, в котором  человек в молитве или гимне хвалы говорит о том, что совершает Бог в Своем вездесуществе и всесилии (Пс. 39:6; 106:8).

б) Иногда говорят о том, что провидение выражается по-разному, в зависимости от того, относится ли оно к творению, к человечеству или к церкви (generalis - specialis - specialissima).  Это ведет к интересному выводу, что те, кто принадлежит к церкви, особым образом находятся под Божиим призором. Это может быть и верно, но совсем не в том смысле, как это легче всего предположить. Все представление об "особом" провидении связано с библейской идеей об определенной цели сотворения мира. В центре находится человек, так что намерение Бога при сотворении, казалось бы, самым тесным образом связано с действиями и целями, касающимися человека. Далее, человек был сотворен для вечной жизни в общении с Богом и через грехопадение потерял эту цель из виду. Наконец, Божие провидение  относится к вечной окончательной цели всего творения, и лишь в этом смысле можно говорить о том, что Бог "особым образом" заботится о верных, то есть, о тех, кто, находясь во вселенском общении церкви, стремится и готовится к этой вечной цели. Можно также сказать, что Божия забота о человеке проявляется более всего в том, что Он ведет его к спасению и вечному блаженству. Тем самым не преуменьшается чудо всеобщего сохранения и провидения. Если человек воспринимает вечную окончательную цель как привилегию для некоторых, он неправильно понимает, что имеется в виду. Речь идет об окончательной цели всего творения, к осуществлению которой стремятся верующие, как представители творения, Рим. 8:18-21.

в) Из вышесказанного следует, что "провидение" означает активное Божие участие во всем происходящем, будь то явления природы или свободные волевые действия; в то же время природные причины действуют по своим законам, а свободная воля поистине свободна выбирать между различными альтернативами действий. Значит ли это, что Бог также стоит и за происходящим злом? Здесь вера в провидение подвергается самому трудному испытанию.

Мы можем не рассматривать многие рациональные попытки "теодицеи", то есть "оправдания" Бога. Соответствующие аргументы встречаются в Библии и христианской традиции, и в сущности, отвечают на тот же вопрос - как можно соединить благость и всесилие Бога со всем происходящим злом? - но имеют, как правило, другую структуру, поэтому детальные сравнения не представляются плодотворными.

Аксиома теологии состоит в том, что Бога нельзя представлять как причину зла, но в то же время люди, как правило, не склонны останавливаться на чистом дуализме, который представляет добро и зло как два изначальных и равноправных принципа мироздания.

Выход в решении вопроса о Боге и зле часто видели в игнорировании мысли о содействии Бога во всем. Считалось, что такая идея относится к метафизическому понятию Бога, этой концепции старались избежать или вовсе ее отвергнуть. Вопрос представляли примерно так: Бог ни в коем случае не стоит за происходящим злом. Он использует Свою власть так, что борется со злом и побеждает его. Он может обратить зло во благо и приготовить выход из затруднений. То, что Бог может победить зло и обратить его во благо, предполагает, что Он - повелитель и Ему принадлежит окончательная власть. Здесь нет речи о дуализме в мировоззрении. Борьба между добром и злом относится к условиям земной жизни, но соединяется с мыслью о Божием господстве.

Это не единственный ответ. Существует также вера в провидение, исходящая из того, что Божие "gubernatio", Его власть над ходом событий в мире, объемлет все. В Библии мы также видим, что зло во многих случаях приписывается Богу; Он посылает временные наказания; когда приходит несчастье, оно ниспослано Богом; когда страну постигает бедствие, действует рука Господня (Амос 3:6; Втор. 32:39; Ис. 45:7; Ос. 6:1; 1 Цар. 2:6; Пс. 31:4; 37:3-).  В Новом Завете, конечно, часто говорится, что искушения и испытания приходят от сил зла. Но также сказано, что Бог допускает искушение, и христиане страдают согласно Его воле (Мф. 4:1-; Мк. 8:33; 1 Кор. 7:5; 1 Фесс. 3:5; Ефес. 6:12; 1 Пет. 5:8-). Говорится, что Бог ожесточил фараона (Рим. 9), что Он духовно усыпил Израиль (Рим. 11:7-); но также сказано, что "бог века сего" ослепляет разум неверующих (2 Кор. 4:4).

В вере в провидение заложена убежденность в Божием всесилии и Его заботе о человеке, вопреки всему происходящему злу, вопреки всем горестям. Когда, не отвергая содействия Бога во всем, хотят также сказать, что Бог не является источником зла, в классической традиции говорят, что Бог "допускает" зло (permissio), хотя оно не соответствует Его воле. Бонавентура пишет об этом: "Никто не может ошибаться или грешить, если воля Божия не оставит его на произвол судьбы". Божие провидение также проявляется в том, что Он препятствует злу (impeditio). Когда Он допускает его, Он использует его для служения Себе и направляет его в соответствии со Своими целями (directio). Господство Божие выражается и в том, что Он устанавливает пределы зла, заглаживает или уменьшает ущерб. Прежде всего, сила Божия выражена в том, что Он может использовать зло для служения Себе и обратить его во благо. Лучший пример этого - распятие Христа, цель которого со стороны людей была в унизительной смерти, но Бог обратил его в спасение и примирение.

Против идеи permissio возражают, говоря что она приписывает Богу своего рода пассивность перед лицом зла, которая плохо сочетается с активным участием во всем происходящем. Конечно, сознательное оставление чего-либо или предоставление его самому себе может также быть своего рода содействием, но идею permissio следует прежде всего рассматривать исходя из того, что каждое действие и событие предполагает общее содействие Бога (см. раздел о "concursus"). Ничто не происходит без какого либо действия Бога, но Он может устранить Свою волю и Свое благоволение. Это и хотят выразить, когда говорят, что Он "допускает" зло.

Прежде всех попыток ответить на вопросы о Боге и зле, нужно подчеркнуть следующее: конечно, зло может часто служить добру или любви; испытание очищает и закаляет человека, наказание восстанавливает справедливость и порядок. Но  было бы слишком поспешно заключить, что вера в это может полностью объяснить проблему зла. Существует также необъяснимое зло, которое нельзя описать как отцовское увещевание или как наказание за совершенный грех. Это и объясняется в Книге Иова, где молчание Иова перед неисследимой мудростью Всемогущего становится ответом на загадку страдания. Иисус Христос дает подобный ответ тем, кто спрашивал Его о слепорожденном (Ин. 9:1-3): "Не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии".

Когда кого-то постигает несчастье, часто говорят: "Произошло необъяснимое".  Несмотря на все попытки объяснения, дело возможно обстоит именно так. Иногда уместно добавить: "А почему мы должны уметь это объяснить?"

2. Провидение и ангелы

Рассмотрение учения об ангелах в связи с идеей провидения не совсем обычно, но для такого подхода есть определенные основания. Библейское представление об ангелах является выражением того, что учение о провидении - это не просто общие выводы из идей о сотворении и всесилии, но оно прежде всего предполагает вмешательство личностной силы.

В современном богословии часто полностью игнорируют этот аспект христианской веры. Как правило, это объясняется общими идейными предпосылками. Существование ангелов отрицали не только на основании материалистических идей. В наше время существует также распространенная тенденция ограничивать духовную часть вселенной человеком, что затрудняет признание духовных сил, кроме самого человека и божественного Существа, которое предполагается его верой. Такое ограничение не находит поддержки в Библии, где встречаются многочисленные высказывания об ангелах и демонах.

Греческое слово "angelos" означает "посланник" и описывает важнейшую функцию ангелов - служить Богу и по Его повелению вмешиваться и оказывать помощь в определенных обстоятельствах. Они часто изображаются служащими перед престолом Божиим, но также как личные ангелы-хранители. Их содействие особо подчеркивается в решающих событиях истории спасения, прежде всего в ситуациях из жизни Христа: Благовещение (Лк. 1:26-); Рождество (Лк. 2:9); Воскресение (Мф. 28; Лк. 24); Вознесение (Деян. 1:10). Также говорится о вмешательстве ангелов в деятельность апостолов (Деян. 5:19; 12:7-; Откр. 1:1). Не менее подчеркивается участие ангелов в событиях последних дней (1 Фесс. 3:13; 4:16; 2 Фесс. 1:7 и так далее).

3. Предопределение

Предопределение - избрание

Между провидением и предопределением существует связь. Поскольку провидение предполагает Божию заботу о человеке для того, чтобы привести его к спасению и вечной жизни во славе, оно называется предопределением или избранием (praedestinatio - electio). Многие места Нового Завета непосредственно описывают его, а еще больше мест предполагает существование предопределения к спасению.

В Ефес. 1:4- говорится о том, что Бог "прежде создания мира" избрал верующих во Христе, чтобы они стали святыми и непорочными и предопределил усыновить их Себе. Из Рим. 8:28 следует, что призвание основано на Божием решении, содержание которого - предопределение "быть подобными образу Сына Божия, дабы Он был первородным между многими братиями. А кого Он (Бог) предопределил, тех и призвал, а кого призвал, тех и оправдал; а кого оправдал, тех и прославил". Сравните также: 2 Фесс. 2:13; Рим. 9:11; Мф. 22:14. В этой связи используются два совершенно различных термина, предопределение и избрание, praedestinatio и electio. Приведенное выше место, Ефес. 1:4-, казалось бы, свидетельствует о том, что они синонимичны. Так же обстоит дело и в лютеранской традиции, и в средневековой теологии. Предопределение касается тех, кто призван и приходит к вере во Христа. Они и есть избранные. Однако, существуют другие традиции, которые признают и предопределение к осуждению; в этом случае оба термина приобретают различное значение, поскольку выражение "избрание" естественно сохраняет положительное содержание, то есть, означает избрание к спасению.

Порядок спасения

Приведенные выше слова из Рим. 8 указывают, что для того, чтобы правильно понять предопределение, нужно рассматривать его в связи со всем порядком спасения, о котором свидетельствует Библия, и осуществить который в определенной мере призвана церковь. Речь идет не о том, что согласно неисследимому решению до начала времен, некоторые люди будут спасены, а другие погибнут. Слова о предопределении основаны на существующем порядке спасения. Имеется в виду вся его история, от воплощения до завершения, основанная на извечном решении, продиктованном милосердной волей Божией спасти падшее человечество, и тем самым создать Себе род, который достигнет вечной славы, уготовленной человеку при сотворении.

Коротко говоря, предопределение - это обобщенное выражение всего порядка спасения. Происходящее во времени является исполнением того, что относится к предопределению; а поскольку об извечном решении Божием невозможно знать ничего сверх того, что уже было открыто, а можно что-то сказать о предопределении лишь исходя из порядка спасения во времени.

Как Божие провидение не исключает определенных волевых действий, предопределение тоже не исключает свободного решения отдельного человека. В дальнейшем мы рассмотрим сложные вопросы, возникающие при установлении отношения предопределения к свободе человека и проклятию (reprobatio). Но прежде мы должны уточнить, что включает в себя предопределение.

Вводные определения

1. Согласно определению Фомы Аквинского предопределение - это "принятое в вечности решение о том, что по милости Божией произойдет во времени" (Summa theologiae II, qu 24, art 1,c). Прежде всего, в нем заложено решение о воплощении и спасении через Христа. То, что примирение "вечно", прежде всего означает, что оно восходит к божественному решению в вечности (ср. Откр. 13:8, где, согласно одному из толкований текста, говорится об Агнце, "закланном от сотворения мира"). В сущности, все предопределение обобщено во Христе. Именно " в Нем" Бог избрал тех, кто приходит к вере. Но к порядку, описанному в предопределении, относится далее проповедь слова, через которую происходит покаяние и обращение, действие Духа или благодати, для оправдания и освящения через веру,  а также сохранение в вере под крестом и в искушениях, до тех пор, пока сохранившаяся в борьбе и противостоянии вера не сменится вечным общением с Богом. Это связано со словами Формулы Согласия, которые призывают нас не размышлять впустую о тайном Божием предузнании, но "о том, как замысел, цель и предназначение Божье  во Христе Иисусе, Который есть истинная Книга Жизни, открывается нам через слово" ( Далее в восьми пунктах описывается порядок предопределения).

2. Как уже говорилось, предопределение обобщается во Христе. Это имеет двоякое содержание: Сам Христос избран в вечности, послан "когда пришла полнота времени", определен быть главой нового человечества. Поскольку церковь есть тело Христово, все люди, предопределенные к спасению, избраны во Христе, а не вне Его. Бог, избирая Христа, делает Его "Первородным между многими братиями", "Главою церкви". Далее: Цель предопределения достигается через спасение во Христе и только через Него. Послание Сына в мир и примирение через Него является основой возможности людей освободиться от господства греха и смерти и достичь вечного блаженства. Это не следует понимать так, будто предопределение в первую очередь относится ко Христу, и лишь косвенным образом - к людям, приходящим к вере. Фома Аквинский говорит, что сам акт предопределения одновременно касается и Христа, и человека. Можно сказать, что избрание Христа является причиной предопределения, то есть, спасение во Христе является основанием всего порядка спасения.

3. "Решение Божие и его исполнение у вечного неизменного Бога не разделены во времени, поскольку для Бога все присутствует в данный момент" (Balth. Mentzer, Katholisches Handbuchlein (1617-19), 1938, 87). Понятие предопределения связано с нашим мышлением во времени, которое, по существу противоречит понятию решения в вечности. Для нас предопределение предстает, как Божие решение до начала времени и исполнение этого решения во времени.. Мы не можем полностью понять или наглядно представить себе, что значат слова о том, что для Бога все существует в "вечном настоящем" (nunc aeternum), что это решение вечно. Но это значит, что все, что происходит сейчас и произойдет в будущем, отмечено решением воли Божией; оно не скрыто от Его взора и не забыто в Его заботах.

"Двойное" предопределение

Противоположностью предопределения является осуждение (reprobatio).  Когда Новый Завет говорит о конечном осуждении, это связано с темой последнего суда: существует не только переход к вечной жизни, но и осуждение к смерти. Может ли такое осуждение быть каким-то образом предопределено или предусмотрено Божиим решением?

Казалось бы, если Бог предопределил некоторых к спасению, отсюда очевидно следует, что Он также решил, кто не достигнет этой цели и кого Он таким образом, не изберет. Однако, такая мысль во многом не удовлетворительна и требует более подробного объяснения. Одно такое объяснение мы находим в учении о двойном предопределении, другое - в мысли о том, что осуждение не основано на предопределении, а является справедливым наказанием за окончательное отвержение призыва благодати.

Идея двойного предопределения была разработана Августином. Он выдвинул такие аргументы: Если человек спасается, это зависит от того, что Бог  Своей всемогущей любящей волей преодолевает его сопротивление, вырывает его из "развращенной массы" и преображает его через дар благодати, а также поддерживает его в состоянии благодати до конца (donum perseverantiae, дар твердости веры). Иногда эту точку зрения характеризуют, говоря о "неотвергаемой благодати" (gratia irresistibilis). Если человек погибает, согласно Августину, это зависит от того, что Бог в Своем всесилии также стоит за этим и отказывается спасти его. Истолковывая слова в 1 Тим. 2:4, о том, что Бог хочет, чтобы все люди спаслись, Августин говорит, что это слово обозначает "все виды" или "все классы" людей. В Средние Века богословы, как правило, не разделяли этих мыслей Августина; уже Оранский собор 529 года отверг представление о том, что некоторые властью Божией будут предопределены к злу (арт. 25).

Кальвин в своем труде Institutio christianae religionis также развивает учение о двойном предопределении: "Мы называем предопределением вечное Божие решение, в котором Он определил, что сделает с каждым человеком. Ибо Он не сотворил их всех для одной цели, но определил некоторых к вечной жизни, а других - к вечному осуждению. Итак, мы говорим, что в соответствии с конечной целью, для которой создан человек, он предопределен к смерти или к жизни" (Institutio 1559, III, 21, par. 5).

Для Кальвина двойное предопределение - это главный аргумент в пользу того, что спасение отдельного человека зависит исключительно от незаслуженного милосердия Божия. Скрывать идею двойного предопределения означало бы преуменьшать славу Божию и забывать об истинном смирении. Осуждение происходит через скрытый и непостижимый для нас приговор, но мы должны также верить в то, что он справедлив и превыше наших  возражений. Люди не могут судить о Божией справедливости поскольку она вечна, и превыше того, что люди называют справедливостью. Цель учения о предопределении - возвеличить славу Божию, а не посеять неуверенность в верующих. Более того, Кальвин считает, что через это учение человек может обрести мудрость, ибо, как он полагает, существуют определенные признаки, указывающие на то, что человек предопределен к спасению. Такими признаками являются призвание через слово, знание слова, оправдание и освящение. Наблюдая эти признаки, можно удостовериться в своем избрании.

Представляется, что в наши дни даже реформаты отказались от учения Кальвина о предопределении. Католические и лютеранские критики отвергали его с самого начала, как неразумное и вредное, прежде всего потому, что оно уничтожает идею о воле Божией спасти всех.

Мартин Лютер о предопределении

В другой форме идея предопределения встречается в трактате Лютера "О рабстве воли" (1525),  направленном против Эразма. Собственно говоря, его тема - не предопределение, а вопрос о содействии Бога во всем и о свободной воле человека. Следствием отрицания последней в деле спасения или обращения становится то, что Бог, действующий во всех событиях Своей всемогущей силой, также способствует злым делам дьявола и окончательному осуждению нечестивых. То, что Бог, воля Которого блага и не может быть первопричиной зла, действует также и в происходящем зле, объясняется тем, что та же сила, которая действует в добре, будет способствовать злу, когда материал, с каким она работает, или орудие, каким она пользуется, испорчены, а значит, склонны ко злу. Происходит то же самое, как когда хороший лесоруб рубит плохим топором или когда опытный художник вырезает из плохого дерева. "Какова природа, таковы будут и люди, когда Бог творит и создает их из такой природы".  Когда злые люди осуждаются, происходит лишь то, что соответствует их собственной природе. На возникающий при этом вопрос о том, как можно соединить это с Божией любовью, или на вопрос о том, почему Бог не изменит их природу, которая идет навстречу собственной погибели, ответить нельзя. Это однако не означает, что Лютер отвергает мысль об осуждении, как деянии Божием. Но он различает сокровенного Бога и волю явленного Бога. Осуждение во гневе относится к величию сокровенного Бога, в то же время откровение говорит нам, что Бог желает спасения всех. Тот, кто испытывает искушение в вере, должен бежать от сокровенного Бога, сущность Которого неисследима, к тому, что явлено в обетованиях Евангелия. Лишь в свете вечности откроется, "как Бог может осуждать тех, кто собственными силами не может делать ничего иного, кроме как грешить и быть в долгу". Лишь тогда станет ясно, что Божий приговор, непостижимый для разума и веры, явно справедлив и соответствует любви, явленной в Евангелии.

Итак, мы видим, что Лютер, в отличие от Кальвина, соединяет идею двойного предопределения с мыслью о всеобщем характере Божией воли о спасении.

Иное решение проблемы

Ранее было показано, что слова Библии вовсе не предполагают, что понятие предопределения также включает осуждение. Лютеранская традиция после Лютера также подчеркивала, что предопределение относится лишь к избранию для спасения. Таким образом, высказанная в трактате "О рабстве воли"  мысль о двойном предопределении в том виде, как она там сформулирована, была отклонена. Вместо этого, стали утверждать, что осуждение (reprobatio) коренится не в вечном Божием решении, а в злой воле человека и в отвержении благодати. Эта позиция подробно изложена в Формуле Согласия, арт. XI. В Рим. 9, апостол Павел, приводя притчу о горшечнике и глине, говорит о "сосудах гнева", готовых к погибели и "сосудах милосердия", которые Бог приготовил к славе. Об этом Формула Согласия говорит: "Ибо все приготовление к осуждению осуществляется дьяволом и людьми посредством греха - но ни в коем случае не Богом, который не желает, чтобы кто-то из людей был осужден ... Но в отношении сосудов милости  он ясно говорит, что Сам Господь подготовил их для славы - чего он не говорит в отношении осужденных, которые сами подготовили и сделали себя сосудами осуждения" .

Взгляд на весь вопрос предопределения станет иным, если принимать во внимание вечность и последние дни, а не просто думать о настоящем времени. О Христе сказано, что Он пришел не для того, "чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был через Него" (Ин. 3:17). Но также говорится, что слово, которое Он говорит, будет в последний день судить того, кто Его отверг (Ин. 12:48). Как гласит Апостольский Символ Веры, Сын Человеческий при Своем пришествии выступит как Судья живых и мертвых (Деян. 10:42). Именно в этой эсхатологической перспективе идея предопределения обретает свое полное значение.



Комментарии



Акции

На том стоим


Наш портал организован группой лиц евангелическо-лютеранского исповедания для свидетельства истин Христианской Реформации.

Мы стараемся высоко держать наше знамя, неукоснительно следуя принципам свободы слова и совести.

Не имея ни от кого никакого финансирования мы независимы в своих суждениях и с Божьей помощью не отступимся от правды и христианского призвания к свободе.

В случае технических затруднений, а также с предложениями по поддержке и развитию нашего портала обращайтесь в администрацию.